Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:10 

Бородатые байки

Ольга Олеговна
Круче бабы зверя нет! (С)
Вот так всегда бывает: только удалишь с жесткого ненужный хлам какой-нибудь и он тут же становится ОЧЕНЬ СРОЧНО нужен.
Сегодня я изрыла весь комп в поисках одной своей фотошопной работы, а нашла сохраненные в вордовском файле нарытые на просторах инета театральные байки, над которыми ржала в свое время до слез :lol2:
Парочка из них особенно любима:

Нотр Дам её Де Пари

1972 год. Малый театр. Накануне премьеры спектакля "Собор Парижской Богоматери". Роль горбуна Квазимодо досталась старожилу театра актеру Степану Петровичу (имя изменено). Спектакль, по идее режиссера, начинался с того, что Квазимодо (Степан Петрович) в полумраке должен был под звук колоколов пролететь, держась за канат через всю сцену. Но был у него один маленький недостаток - очень уж он любил водочкой побаловаться.
И вот настал день премьеры. Перед премьерой Степан Петрович пришел на спектакль вусмерть пьяным. Шатаясь из стороны в сторону, он добрел до гримерки, нацепил горб и лохмотья Квазимодо.
Зал полон. До начала спектакля остались считанные минуты. Режиссер, встретив Степан Петровича, опешивши сказал:
- Степан Петрович, да вы же по сцене пройти прямо не сможете, не то, что на канате летать.
- Да я 20 лет на сцене и прошу на этот счет не волноваться, - пробурчал Степан Петрович и направился к сцене.
На сцене полумрак, зазвонили колокола, вдруг, через всю сцену, слева направо пролетел Квазимодо, затем справа налево пролетел Квазимодо, затем еще раз и еще раз...
Раз эдак на шестой, Квазимодо остановился посреди сцены и повернувшись к переполненному залу спиной, держа канат в руке и смотря на кулисы, в полной тишине произнес:
- Итить твою бога мать! Я тут как последняя сука корячусь, а эти козлы еще занавес не подняли!


Франция в опасности! (с)
Актер Милославский очень любил эффектные сцены и шикарные выходы. Любимой ролью была роль кардинала Ришелье. Была там сцена, где король и придворные долго ожидают кардинала, как вдруг докладывают: "Кардинал Ришелье"! Все замолкают, эффектная пауза — и торжественно появляется Ришелье. Роль слуги, который произносит эти два слова, была поручена молодому актеру. Милославский его нещадно муштровал, заставляя без конца повторять реплику: "Кардинал Ришелье"
Бедняга-актер жутко волновался. И вот спектакль... Король и двор замолкают... Небольшая пауза... И слуга выпаливает: "Радикал Кишелье!" Милославский в бешенстве выскакивает на сцену и набрасывается на несчастного: "Ришелье! Ришелье! Ришелье! И не радикал, а кардинал! Кардинал, каналья!"


Ну и до кучи:
Про боеприпасы
«Бесприданница» Островского. Премьера, первый спектакль.
По спектаклю Карандышев отговаривает текст: «Так не доставайся же ты
никому» и стреляет в Ларису из пистолета, Лариса падает. А выстрел
обеспечивался в то время как, реквизитор за кулисами, на реплику, бьет
молотком по специальной гильзе, гильза бухает - Лариса падает.
Премьера, ля ля тополя, «Так не доставайся же ты никому», наводит
пистолет, у этого за кулисами осечка, выстрела нет. Актер: «Так вот умри
ж! » перезаряжает, наводит пистолет второй раз, за кулисами вторая
осечка. Карандышев перезаряжает в третий раз: «Я убью тебя!», третья
осечка. Лариса стоит.
Вдруг из зала крик: «Гранатой ее глуши! »
Занавес, спектакль сорвался, зрителям вернули деньги.
Режиссер час бегал по театру за реквизитором, с криком: «Убью,
сволочь!!! »
На следующий день, вечером, опять «Бесприданница», с утра разбор
вчерашнего полета: мат-перемат, все на реквизитора катят, тот
оправдывается: «Но ведь не я гильзы делал, ну сырые в партии попались,
но много же народу рядом, видите же, что происходит, можно же помочь,
там у суфлера пьеса под рукой: шмякнул ей об стол, все оно какой-никакой
выстрел, монтировщик там доской врезал обо что-нибудь, осветитель
лампочку мог разбить, ну любой резкий звук, она бы поняла, что это
выстрел и упала бы».
Вечером спектакль, все нормально, доходит до смерти Ларисы, Карандышев:
«Так не доставайся же ты никому!», наводит пистолет, у реквизитора
опять осечка.
Вдруг с паузой в секунду, из разных концов за кулисами раздается
неимоверный грохот: суфлер лупит пьесой об стол, монты - молотками по
железу, осветитель бьет лампочку.
Лариса явно не понимает, что это выстрел, ибо на выстрел эта беда никак
не походит, и продолжает стоять.
Из зала крик: «Тебе ж вчера сказали, гранатой ее глуши! »


На сцене - дуэль!
По пьесе один из дуэлянтов должен погибнуть. Дуэлянты расходятся, медленно поворачиваются друг к другу, поднимают пистолеты....и....
Вместо выстрела - осечка, актер еще раз нажимает на курок - результат тот же...
Зрители в недоумении...актеры в панике. Но противник просто должен умереть (по ходу пьесы), и актер, который должен был убить своего "врага", не придумав ничего лучше, снимает с ноги ботинок и кидает его в партнера...
Тот и так был готов упасть в любую минуту, а тут такое дело... и он падает, как подкошенный, но видимо подумав, что от ботинка просто так не умирают, приподнял голову и "из последних сил" произнес:
"А башмак-то был отравлен"...и "умер"...


И немного фауны
Актер, исполняющий роль Ричарда, кричит:
- Коня! Коня! Полцарства за коня!
Раздался голос с галерки:
- А осел подойдет?
- Сойдет и осел, мой друг! Иди сюда!

@темы: не мое, ржач, театр

URL
Комментарии
2011-09-14 в 19:34 

ПолНочь*
Это абсурд, вранье: череп, скелет, коса. "Смерть придет, у нее будут твои глаза".
Я на них недавно где-то натыкалась. Над первой рыдала))))

   

Helter Skelter

главная